...
Меню сайта
Форма входа
Категории
Танки [14]
Авиация [7]
БМП [2]
БТР [0]
Корабли [6]
Подводные лодки [2]
САУ [0]
Главная » Статьи » Танки

Основной боевой танк Т-72


  

Истоки конструкции Т-72 прослеживаются с начала 60-х гг., когда коллектив УКБТМ под руководством Л. Н. Карцева по собственной инициативе приступил к работам над усовершенствованным танком 2-го поколения средней массовой категории.

Как известно, Т-62 ("Объект 166"), принятый на вооружение и запущенный в серию в 1961 г., оказался довольно неудачным по стандартам того периода изделием. Отличаясь примитивными приборами наблюдения и прицеливания и низкой скорострельностью, он не превосходил своего главного соперника - американского М60А1 - ни по защите, ни по подвижности, ни по противотанковым возможностям. Однако, будучи ответом на появление у НАТО 105-мм НП L7, он выпускался в значительных количествах, хотя потребность в более совершенной машине была очевидна для всех.
В этих условиях Карцев, параллельно с А. А. Морозовым, в том же 1961 г. инициирует проектирование нового среднего танка, получившего обозначение "Объект 167" и бывшего развитием более раннего прототипа "Объект 140". В отличие от поистине революционного харьковского "Объекта 432", тагильский образец представлял из себя вполне традиционный для советского послевоенного времени танк. Основным его отличием от Т-62 стала новая ходовая часть: 6 опорных катков уменьшенного диаметра с поддерживающими верхнюю ветвь гусеницы роликами. Такое ее устройство позволяло достичь более высоких скоростей и уменьшить вероятность поражения ее элементов в безопасных углах маневрирования. Вооружение оставалось прежним - 115-мм ГСП У-5ТС, хотя прорабатывался и вариант с орудием Д-68 повышенной баллистики. Дополнительным вооружением, в соответствии с конъюктурой тех лет, служили 3 ПТУР "Малютка", установленные на внешних направляющих. Предполагалось и оборудование машины автоматом заряжания собственной конструкции. В остальном по сравнению с Т-62 167-й имел более мощный двигатель и ослабленную броню НЛД корпуса и борта.
Но, благодаря стечению обстоятельств, приоритет у ГБТУ получил "Объект 432". В 1966 г. он был официально принят на вооружение под индексом Т-64, его производство в Харькове набирало обороты. В то же время, силовая установка Т-64 - двухтактный дизель 5ТДФ - долгое время проявляла себя не с лучшей стороны вследствие неудовлетворительной надежности и сложностей в эксплуатации, стоила он дорого и требовала более развитых технологий производства.
Поэтому, еще до приема Т-64 на вооружение, Морозов отдал распоряжение подготовить его модификацию под стандартный, надежный и отработанный четырехтактный ДД В-45-1 ("Объект 435"). Его и предполагалось запустить в серию на заводах Урала, когда вопрос о заказе на Т-64 был решен окончательно. В 1967 г. эталонный образец танка вместе с документацией отправился в Нижний Тагил.
После издания распоряжения о постановке в серию 435-го на УВЗ стало ясно, что проект Карцева, на тот момент уже воплощенный в металле, ждет незавидная судьба. Действительно, "Объект 167" заметно уступал Т-64 по многим показателям (кроме цены) и не имел особых перспектив. Однако, по получению инструкций ГАБТУ, завод не приступил к выпуску "Объекта 435". УКБТМ, во главе которого Карцева теперь сменил В. Венедиктов, приняло совсем другое решение - совместить конструкции 167-го и 435-го в новом упрощенном танке.
Промежуточный вариант ("Объект 172") отличался от харьковского ОБТ только механизмом боепитания орудия и системой охлаждения двигателя. После очередного этапа модификации ходовая часть Т-64 полностью заменялась на собственную, от 167-го. Корпус, в целом, не претерпел особых изменений, в него устанавливался АЗ с горизонтальным размещением выстрелов, башня выполнялась цельнолитой без алюминиевого наполнителя, ставились другие прицелы. В итоге танк ("Объект 172М") подешевел примерно на треть, тем не менее, несколько снизив свои боевые качества. К задумке Карцева и Венедиктова военные отнеслись неоднозначно. Министр обороны Д. Ф. Устинов якобы даже назвал "Объект 172М" "шагом назад в танкостроении".
Так или иначе, в таком виде его приняли на вооружение и начали выпускать в Нижнем Тагиле и Челябинске под названием Т-72 "Урал". С тех пор объем производства в СССР составил около 20 000 единиц, из них 5 тыс. - Т-72Б. С 1993 г. производится его модернизированный вариант Т-90.

Танк имеет классическую схему компоновки, подобно предыдущим советским машинам. За счет применения АЗ экипаж состоит из трех человек. Механик-водитель находится в отделении управления по центру корпуса. Место командира - в башне, справа от пушки; наводчика, соответственно - слева. Общий забронированный объем танка - около 11 кубических метров.
В настоящее время основным вооружением Т-72 является гладкоствольная пушка-пусковая установка 2А46М (заменившая 2А26М2, начиная с модификации Т-72А) калибра 125 мм с боезапасом 45 выстрелов, из которых 22 размещаются в механизированной укладке АЗ. Ресурс ствола орудия - около 500 выстрелов, причем замена его возможна без демонтажа башни. Номенклатура боеприпасов весьма обширна: БПС с начальной скоростью около 1700-1750 м/с (первоначально - 3БМ9 со стальным сердечником (бронепробиваемость - 290-310 мм/0 грд/2 км), снятые с производства в 1973 г., позднее - 3БМ12 с включением вольфрама и ряд других; последними из реально принятых на вооружение ОБПС являются 3БМ42 "Манго" с вольфрамовым сердечником в стальной оболочке и 3БМ32 "Вант" из обедненного урана), КС, ОФС с начальной скоростью 1100 м/с. Эффективная дальность прицельной стрельбы противотанковыми снарядами - до 4000 м, ОФС - до 5000 м. При ведении огня с закрытых позиций расстояние увеличивается до 9,4 км. Начиная с Т-72Б, имеющего КУВ 9К120 "Свирь", в боекомплект также входит выстрел 3УБК14, состоящий из управляемой ракеты 9М119 "Рефлекс" второго поколения с ИК-наведением (на западе известна как AT-8) и метательного устройства. Ракета имеет дальность поражения до 4000 м и, предположительно, способна пробить защиту, эквивалентную 800-мм гомогенной бронеплите. Огонь из ПУ не может быть открыт в движении. Позднее был создан и выстрел 3УБК20 под ТУР 9М119М "Рефлекс-М" с лидирующим предзарядом.
ГСП танка оснащена двухплоскостным стабилизатором: вплоть до Т-72Б - электрогидравлическим СТВ 2Э28, ныне - 2Э42-2, особенностью которого является сочетание электрогидравлического (горизонтальная стабилизация) и электромеханического (вертикальная стабилизация) приводов наведения. Таким образом, повысилась надежность вертикального СТВ, но несколько уменьшилась точность. СТВ делает возможной прицельную стрельбу с удовлетворительной точностью при скорости до 35 км/ч.
Автомат заряжания был принципиально изменен. Выстрелы в нем размещены горизонтально, но механизированная боеукладка уменьшена до 22 выстрелов. Еще 8 уложены в бак-стеллаж вблизи МВ, остальные размещены в креплениях в БО. Заряжание орудия - раздельное, пороховые заряды находятся над снарядами. Поддон гильзы автоматически извлекался из башни через небольшой лючок в ее задней стенке, что считается более предпочтительным, чем его возврат в укладку. АЗ обеспечивал скорострельность до 8 выстрелов в минуту (цикл заряжания - 7 секунд, вместо 6 секунд в МЗ). Предельная длина выстрела в слоте АЗ - 700 мм. Теоретически, реализованная на Т-72 схема размещения БК первой очереди способствует существенному повышению взрывобезопасности машины благодаря снижению высоты укладки, но этому препятствует нахождение в БО 5 не вошедших в АЗ выстрелов. Согласно распространенному заблуждению, АЗ может отказывать при большом крене или дифференте, что не подтверждается практикой.
Первоначально в состав СУО входил лишь оптический прицел-дальномер ТПД-2-49. В 1979 г. он был заменен на лазерный - модели ТПД-К1, с 8-кратным увеличением, имевший стабилизацию в вертикальной плоскости, независимую от орудия. На модификации Т-72Б его место заняла прицельная система 1А40-1, разработанная на основе ТПД-К1. ПНВ представлял из себя нестабилизированный ночной прицел наводчика ТПН-3-49 (увеличение 5,5-кратное), прибор механика-водителя ТВНЕ-4Б и ИК-осветитель Л-4, закрепленный справа от орудия. На Т-72Б ночной прицел - 1К13-49 (он также не стабилизирован), через него осуществляется и наведение ТУР, пуск которой в темное время суток возможен только при освещении поля боя. Максимальная дальность прицельной стрельбы в ночных условиях - около 1 км. ПНВ третьего поколения устанавливаются лишь на последние модификации машины (Т-72М1М).
Кроме того, Т-72 вооружен спаренным с пушкой 7,62-мм пулеметом ПКТ и 12,7-мм зенитным пулеметом НСВТ на шкворне у командирской башенки. Боекомплект ПКТ - 2000 патронов, НСВТ - 300. Предельная дистанция огня зенитного пулемета равна 1,8 км.
Данные о защищенности танка известны приблизительно, и в различных источниках имеются расхождения по этому вопросу.
Корпус танка сварной, из катаных бронелистов. Защита верхней лобовой детали, наклоненной под углом 68 градусов, многослойная, комбинированная. В качестве спецбронирования применялись армированные стеклотекстолитовые плиты, за исключением первых Т-72 (об. 172М), где, по отдельным сообщениям, использовался прессованный полиуретан. Толщина его и эквивалентное значение постоянно менялись: для первых Т-72А/Т-72М ее считают равной 335/400 мм от бронебойных/кумулятивных ПТС; начиная с 1982 г., она усиливается дополнительным 16-мм бронелистом из стали высокой твердости (прирост эквивалента - 65/40 мм); у Т-72Б ВЛД корпуса оценивается в ~510-580/550 мм (вместо одной из двух стеклотекстолитовых прослоек, возможно, введен другой материал). Нижний лобовой лист состоит из гомогенной стали, имеет толщину 100 мм. Защита бортов корпуса составляет 70-80 мм стальной брони.
Башня - литая, полусферической формы, приплюснутая. Как и корпус, она модифицировалась в ходе производства: Т-72 ранних выпусков изготавливались из монолитной стали, толщина лба составляла 280-350 мм. На Т-72А/М все же было применено комбинированное бронирование в виде литьевых стержней (термически обработанного кварца), обеспечивавших меньший прирост защиты по сравнению с керамикой на основе оксида алюминия (Т-64А), но более простых в производстве; т. о., эквивалентное значение лобовой брони равно ~380/410 мм от БС/КС, до 480 мм ближе к краю башни (по некоторым данным, на испытаниях Т-72М в Германии были получены совсем другие результаты - 500/560 мм, но такие цифры кажутся завышенными). Т-72Б получил усиленную башню с приростом габарита в районе 20-25% (приведенная толщина - от 600 до 1000 мм); спецбронирование представляло из себя броню с отражающими листами (сменяющие друг друга прослойки стали, резины и воздушные зазоры). Зарубежные специалисты определяют значения защиты от кинетических боеприпасов в 460-590 мм, российские - приводят немного большие числа. Противокумулятивная стойкость - около 550 мм.
На ранних модификациях борт корпуса прикрывался лишь частично - закрепленными на надгусеничных полках тонкими алюминиевыми бронелистами. С 1979 г. ходовую часть прикрывают сплошные противокумулятивные экраны из армированной резины толщиной 14 мм, разделенные на 4 секции. С 80-х гг. дополнительную защиту обеспечивают элементы ДЗ.
Броня всех версий Т-72 уступала современным им западным ОБТ, однако в немалой степени это обстоятельство компенсируется низким силуэтом машины, малой площадью ее лобовой проекции, а также ресурсами для модернизации. Так, Т-72Б/БВ снабжен навесной динамической защитой 4С20 "Контакт", приращивающей эквивалент от КС с моноблочной БЧ на 350-450 мм; на Т-72БМ установлена встроенная ДЗ типа 4С22 "Контакт 5" (обеспечивающая, согласно заявлениям разработчиков, защиту от 120-мм БПС М829 и ПТУР 2-го поколения: "Контакт 5" позволяет достичь почти двукратного увеличения противокумулятивной стойкости и 20-процентного роста противодействия ОБПС); в последнее время НИИСтали предлагает и усовершенствованный комплекс ВДЗ модульного типа, увеличивающий противоснарядную защиту на 50-60%. Помимо того, Т-72 может комплектоваться СОЭП/СПЗ ТШУ-1 "Штора", КАЗТ "Дрозд" и "Арена" (Т-72М1М), на порядок снижающими его уязвимость для ПТУР.
Дополнительную защиту обеспечивают стандартная для всех советских танков ТДА и гранатометами для постановки дымзавес системы 902Б "Туча". На танке устанавливается также автоматическая система пожаротушения. Для защиты от ОМП имеется ФВУ с РХБЗ, противорадиационный подбой и надбой (монтируется на крыше башни). Кроме того, Т-72, как и остальные советские ОБТ, оснащен бульдозерным отвалом для самоокапывания (на нижней лобовой плите), который приводится в рабочее состояние за 2 минуты. Подготовка укрытия с его помощью осуществима менее чем за 20 минут. Также Т-72 может дополнительно оснащаться колесным или плужным минным тралом.
Ходовая часть танка состоит из шести пар сдвоенных опорных катков большого диаметра с резиновыми бандажами, изготавливаемых литьем из алюминиевых сплавов, и трех пар однодисковых поддерживающих катков. До 1985 г. опорные катки выполнялись с восемью ребрами жесткости, позднее - с шестью. Подвеска индивидуальная, торсионная; на первом, втором и шестом ее узлах устанавливались гидравлические рычажно-лопастные амортизаторы. Направляющие колеса подобны по конструкции таковым на средних танках предыдущего поколения. Усиление подвески в сравнении с Т-64 и ее довольно удачное устройство (впрочем, западные танки и Т-80, как принято считать, более совершенны в этом плане) обусловило широкое заимствование ее элементов зарубежными танкостроителями (так, опорные катки, имеющие большой ресурс хода и несложные в изготовлении, используются на китайских ОБТ "Тип 90" и "Тип 98").
В мелкозвенчатой гусенице насчитывается 94-96 траков с резинометаллическим шарниром и развитыми грунтозацепами. Траки очень просты в производстве и изготавливаются штамповкой. Гусеницы с новыми траками заменяли старые траки с открытым шарниром при модернизации Т-55 и Т-62. Следует отметить, что в бывших странах ОВД, где Т-72 по-прежнему остаются на вооружении (Чехия, Словакия и т. д.), внедрены съемные резиновые башмаки для этих траков, что немаловажно в условиях более развитой дорожной сети и менее вязких грунтов. В настоящее время траки Т-72 унифицируются с Т-80 (в первую очередь на новых экспортных моделях).
Все модификации Т-72 оснащены дизельными двигателями. На танках ранних серий стоял четырехтактный многотопливный дизель В-46 с мощностью в 780 л. с., на Т-72Б - В-84-1 (840 л. с.), на Т-72М1М мощность двигателя увеличили до 1000 л. с. за счет дизеля В-92/В-92С2. Трансмиссия - механическая планетарная.
Танк имел неплохие показатели мобильности: максимальная скорость Т-72А составляет 60 км/ч, у Т-72Б она приближается к 65 км/ч. Предельный угол подъема составляет 30°, угол крена же равен 25°. Т-72 может без подготовки преодолевать водные преграды глубиной до 1,2 м, а с использованием ОПВТ (воздухопитающая труба малого диаметра, монтируемая в задней части башни) - до 5 м, и по этому показателю Т-72 опережает большинство западных боевых машин. На лобовой плите установлен волноотбойный экран.

В отличие от Т-64 и Т-80 - танков первой линии, не шедших на экспорт и составивших ударное ядро ГСВГ и частей в западных военных округах, Т-72 оснащались в основном армейские соединения на второстепенных направлениях (Прибалтика, Закавказье, Дальний Восток) и во внутренних областях Союза. Также эти танки широко поставлялись государствам ОВД и дружественным странам "третьего мира". Но, если боевое применение Т-64 и Т-80 ограничилось, соответственно, лишь конфликтами в Приднестровье и в Чеченской Республике, Т-72 участвовал во многих локальных войнах и миротворческих операциях во всем мире.
Впервые Т-72 (в модификации Т-72М) оказался на поле боя во время арабо-израильской войны 1982 г. на стороне сирийской армии, и о результатах его участия в военных действиях сложилось необычайно много противоречащих друг другу версий и оценок. В западной и израильской литературе утверждается, что советские танки проявили себя неудачно, показав свое бессилие в борьбе с новейшими на тот момент израильскими ОБТ "Меркава". Распространено мнение о высокой уязвимости лобовых деталей перед БПС 105-мм пушки L7, установленной на "Меркаве", М60 и других машинах, введенных Израилем в бой и необычайной взрывоопасности танка.
Диаметрально противоположный взгляд присущ российской военной журналистике, наиболее полно он выражен в известной статье М. Никольского и В. Ильина "Ливан-82. Победил ли Израиль в этой войне?". Из нее следует, что Т-72М продемонстрировал серьезное превосходство над "Меркавой Симан 1", приводятся свидетельства (со ссылками на анонимные источники) о поражении лобовых деталей "Меркав" советскими 125-мм БПС на дистанциях до 2000 м, о высокой стойкости брони Т-72, непробиваемой для 105-мм бронебойных снарядов и ПТУР TOW.
Но в последнее время появилась еще одна концепция, представленная израильским автором У. Лейзином в материале под заголовком "Два мифа одного боя". На основе обширного документального материала Лейзин довольно успешно попытался доказать свою идею: "Урал" и "Колесница" никогда не встречались ни в одном бою. Несмотря на общую тенденциозность статьи и не вполне убедительные доказательства якобы единственного боестолкновения с участием Т-72 (уничтожение колонны танков из засады ПТУРами), следует воздать должное автору за проведенную работу и, возможно, на данный момент принять его версию - как примиряющую взаимоисключающие рассказы о сражениях Т-72 и "Меркав", выполненные подчас на дилетантском уровне. Справедливости ради, следует отметить, что после публикации вышеназванного текста появились неофициальные свидетельства из уст достаточно авторитетных отечественных специалистов о том, что дуэли между советским и израильским ОБТ все же имели место быть, притом бой велся практически на равных. К сожалению, мы не располагаем никакими наглядными подтверждениями этих сообщений.
Что же могло на самом деле произойти в долине Бекаа, к каким выводам можно прийти по результатам сравнения Т-72М и "Меркавы-1"? Безусловно, к плюсам израильского танка следует отнести полноценную СУО "Матадор-1" (впрочем, по обзору командира особых отличий не наблюдается) и бесподсветочные ПНВ, относительно высокую взрывобезопасность и ремонтопригодность. Достоинствами советской машины должно считать малые габариты и удачный баллистический профиль, техническую надежность и большую подвижность. Но в сравнении вооружения и защиты все обстоит сложнее. Т-72А/М проектировался с рассчетом на 105-мм БПС потенциального противника, и броня его должна была гарантировать непоражаемость ими на основных дистанциях боя. Действительно, танк был хорошо защищен от распространенного в то время американского ОБПС М735 со средним пробитием в 300-350 мм/2 км, но советские конструкторы не ожидали, что в конце 70-х в Израиле смогут добиться резкого повышения могущества 105-мм кинетики. В 1977 г. на вооружение ЦАХАЛ поступил 105-мм вольфрамовый ОБПС М111 "Хец 6", со средним бронепробитием в 350-400 мм/2 км, что примерно соответствовало защите Т-72М. На испытаниях в Кубинке обстрелом этими снарядами, изъятыми из трофейного танка М48А5, не удалось добиться пробития лба башни Т-72А/М с 1,5-2 км, но верхняя лобовая деталь корпуса не выдержала попаданий (впрочем, есть информация, что осколочное заброневое воздействие было недостаточным, и снаряд пробил ВЛД на пределе возможностей). В ослабленные зоны (центр башни и ВЛД, вся НЛД) танк мог быть поражен и с большего расстояния. В итоге, очевидно, что как минимум на 1-1,5-км удалении "Меркава" представляла серьезную опасность для Т-72М.
Анализ уязвимости "Колесницы" сильно затруднен из-за отсутствия достоверных данных о ее броне и типах БПС, имевшихся у сирийцев. Известно лишь, что броня "Меркавы" являлась не комбинированной, а лишь разнесенной. Приблизительная оценка ее защиты от БС, выполненная зарубежными экспертами - 360-370 мм без учета коэффициентов приведения. Как полагают многие эксперты, уверенное поражение фронтальной проекции этого ОБТ на 1,5-2 км могло быть достигнуто с помощью советских БПС 3БМ12/15 с вольфрамовой вставкой (средняя бронепробиваемость - 400 мм и более), но наличие их в сирийских Т-72 точно не подтверждено. А стальные 3БМ9, вполне возможно, если и могли добиться пробития, то лишь на ближайших расстояниях и при стрельбе в уязвимые зоны (подбашенный заман, борт башни на курсовых углах более +-15 грд).
Учитывая общий ход Войны 1982 г. и высокий уровень подготовки танкистов в АОИ, вероятно, что "Меркавы" находились в более выгодном положении, что не замедлило бы сказаться в бою. Тем не менее, не стоит, подобно некоторым публицистам и любителям БТТ, строить далеко идущие выводы о превосходстве израильского танка над Т-72 и вообще над советскими ОБТ на этом основании: так, еще в 1976 г. начал выпускаться БПС 3БМ22 "Надежда" (которого не могло быть у сирийцев, но цель, аналогичную "Меркаве", он мог пробить и с 2,5 км), а через два года в СССР пошли в серию Т-80Б, по совокупности ТТХ гораздо превосходившие "Колесницу", а башенная их броня, за вычетом ослабленных зон, не пробивалась бы "Хецем" даже в упор.
Следующий эпизод боевого применения танка относится к середине 1980-х гг. - Ирано-Иракской войне. К началу конфликта Ирак не располагал Т-72 - они закупались позднее, сначала через страны ОВД, а затем напрямую из СССР. Танк показал себя с наилучшей стороны, хотя единственным достойным соперником для него мог быть только британский ОБТ "Чифтен" (у Ирана он наличествовал в версиях Мк3 и Мк5) - самый мощный танк предшествовавшего поколения. Столкновения Т-72 и "Чифтенов" приводили к тяжелейшим потерям с обеих сторон. М60А1, М48 и другие устаревшие танки не представляли для Т-72М особой угрозы - его лобовая броня держала неоперенные 105-мм БПС М392 и М728.
Во время операции "Буря в пустыне" Т-72 имелись и у Ирака, и у войск государств антииракской коалиции - Сирии и Кувейта (югославская лицензионная копия М-84 с рядом изменений и улучшений). На настоящий момент доступна некоторая информация лишь о боях иракских Т-72М/М1 и американских М1А1, причем данные эти весьма противоречивы и тенденциозны. Очевидно, что по ряду важных показателей Т-72 был сопоставимым с М1 и IPМ1, но с М1А1 и особенно с М1А1НА он не выдерживал сравнения. Поздние модификации "Абрамса" защищались с фронта почти в 1,5 раза лучше, имели намного более мощные БПС и развитую СУО. Распространенные сообщения о практической неуязвимости Т-72М во время той войны, о потере в результате огневого воздействия только 14 танков, об уничтожении ими порядка 70 "Абрамсов" являются полнейшим вымыслом. Вместе с тем, неизвестно, какой характер приняли бы боестолкновения, будь у иракской армии новейшая на начало 90-х модель Т-72 - Т-72БМ.
Перед началом боевых действий часть Т-72 прошла модернизацию. Защищенность повысили за счет установки дополнительного бронирования на корпусе - листа толщиной 30 мм с воздушной прослойкой между ним и лобовой плитой. Целесообразность этого решения была доказана испытаниями на обстрел 120-мм БПС английского нарезного танкового орудия L11 (основное вооружение "Чифтенов" и "Челленджеров" британской группировки). Некоторое число танков оборудовалось китайскими системами постановки радиооптических помех (аналогичными российской "Шторе"), показавшими себя эффективными при обстреле ПТУРами второго поколения типа TOW.
Во 2-й иракской кампании 2003 г. Т-72, как и остальные типы иракской бронетехники, ничем себя не проявили. В официальных американских документах не имеется сведений об их участии в танковых сражениях и вообще в боевых действиях. В любом случае, представляется не требующим доказательств тот факт, что против М1А1НА, М1А2 и М1А2SEP у иракских Т-72М не было никаких шансов на победу.
В 90-х гг. Т-72 нашли свое применение и в ряде других локальных войн - в Нагорном Карабахе, Таджикистане и Югославии.
В составе Российских Вооруженных сил Т-72 приняли участие в двух чеченских конфликтах, причем в первой военной кампании они числились на вооружении обоих сторон. Использовались модификации Т-72А (у сепаратистов), Т-72АВ, Т-72Б, Т-72БВ и Т-72БМ, не считая командирских моделей.
Первый инцидент с их участием - ввод войск в Грозный в 1994 г., приведший к потере большинства машин и давший основание ряду экспертов заявить о непригодности Т-72 для городских боев и даже о кризисе российского танкостроения в целом. При этом совершенно не принимался во внимание ряд обстоятельств, имевших много большее значение, чем тактико-технические характеристики. Танки не предназначались для ведения боевых действий, а их ввод в город имел значение политического акта. Поэтому на техническое состояние машин не было обращено должного внимания. Многие из них были спешно сняты с консервации, имели массу неполадок (вышедшие из строя казенники орудий, изношенные двигатели), на них не устанавливалась динамическая защита. Экипажи комплектовались без учета боевого опыта. Сама операция по захвату Грозного проводилась в обход всех мыслимых правил городского боя: ей не предшествовала разведка, танки следовали без сопровождения пехоты. Боевики смогли организовать классическую оборону против танковых колонн - сначала обездвиживались ведущая и замыкающая строй машины, после чего велся массированный обстрел из ручных противотанковых гранатометов. По имеющимся данным, в Грозном с декабря 94-го по февраль 95-го безвозвратные потери составляли от 60 до 70 танков.
Однако в ходе боевых действий на открытой местности Т-72 - основные танки российской группировки - действовали с немалым успехом, фактически способствовав прекращению полевой войны и переходу ее в партизанскую. Весной 1995-го танки активно использовались в наступательных операциях: охватывая населенные пункты, перерезая дороги и обеспечивая прикрытие для артиллерии. После оснащения Т-72 ДЗ потери от огня противотанковых средств значительно снизились. В частности, известны случаи, когда Т-72БВ в ходе боестолконовений получали от 7 до 20 попаданий РПГ-7 и РПГ-18 - основного противотанкового вооружения чеченских сепаратистов - и без повреждений выходили из боя. Однако поражение МТО всегда приводило к разрушению двигателя и остановке танка. Выяснилось, что Т-72, как и другие российские ОБТ, поражались в борт и крышу ПТРК "Фагот" - должную защиту от кумулятивных БЧ этих ракет обеспечивала лишь лобовая броня башни и корпуса с установленной НДЗ. Впрочем, боевики располагали очень малым количеством "Фаготов". По непроверенным данным, против российских ОБТ применялись также полученные неизвестным путем ПТУР "Конкурс" и "Корнет".
Чеченцы к началу войны располагали приблизительно 70-80 танками (Т-55, Т-62, Т-72) и, по всей видимости, основная их часть была уничтожена российской штурмовой авиацией. Есть данные и о ряде боев непосредственно между танками - именно с участием Т-72.
Во вторую чеченскую кампанию многие тактические ошибки были учтены. Танки входили в города вслед за разведгруппами и при поддержке пехоты, обнаруживавшей огневые точки, зачищавшей первые этажи и подвалы и т. п. Таким образом, боевые потери значительно сократились. После завершения активной фазы боевых действий Т-72 осуществляли прикрытие автоколонн, направлялись на блокпосты и т. д.

Итак, следует дать общую оценку машины. Т-72 стал самым массовым ОБТ современности (на втором месте идет М1, на третьем - Т-80), получившим широчайшее распространение в мире. Танк состоит на вооружении Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Узбекистане, Туркменистане, Азербайджане, Армении, Грузии, Финляндии, Алжира, Ливии, Сирии и ряда других государств, а также Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии, Ирака, Ирана, Индии, где он, помимо прямых поставок, производился или производится до настоящего времени по лицензии. Ни один другой ОБТ не экспортировался столь масштабно и не имеет столько модификаций, вариантов модернизации и различных боевых машин на его базе. Программы по его усовершенствованию чрезвычайно разнообразны (особенно в странах Восточной Европы, где этих танков остается немало со времен существования ОВД).
Но, в то же время, мнения о самом танке расходятся. Определения, даваемые Т-72, варьируются от "чрезвычайно удачный компромисс" до "эрзац-Т-64". Критика Т-72 стала особенно активной в последнее время: в вину ему ставятся упрощенная схема бронирования, конструкция АЗ, отсутствие качественной СУО и т. д. И хотя многие замечания в его адрес оказываются несостоятельными, следует признать главное: прискорбно, что с незначительными финансовыми и производственными затратами Т-72 мог быть поставлен по защите и электронике практически на уровень Т-64 и Т-80, но достиг его только сейчас. В настоящее время Т-90С - последний в ряду Т-72 - по-видимому, ни в чем не уступает Т-80УМ, но за предыдущие 30 лет отставание Т-72 являлось не только очевидным, но и труднообъяснимым с позиции здравого смысла (особенно показательным может считаться пример с экспериментальным ОБТ "Объект 187" разработки УКБТМ - глубоко усовершенствованным вариантом Т-72, созданным в конце 80-х и по неизвестным причинам оставшимся на стадии прототипа).
Не касаясь более Т-90, ныне приходится признать постепенное моральное устаревание семейства Т-72. В первую очередь, очевидна проблема защищенности. Литая башня с недостаточно эффективным спецбронированием уже не может сравниваться по уровню защиты со сварными башнями западных ОБТ, несмотря на ее оптимальный баллистический профиль (так, эквивалентная толщина лобовой брони башни американского М1А2 оценивается в 800-870 мм, германского "Леопарда-2А6" - в 700-800 мм), а усиление ее ответственных зон ВДЗ не в состоянии полностью преодолеть все сложности (хотя в связи с появлением модульной ВДЗ и работами над ДЗ следующего поколения может быть получена и более высокая защищенность, сама динамическая защита создает проблемы в бою и обслуживании). Хорошую пассивную защиту имеет лишь сварная башня разработки конца 80-х (в РА она устанавливается лишь на небольшое количество Т-90, но некоторое время назад появились сведения о проекте переоснащения ими экспортных Т-72М1). Малый размер башни, помимо очевидных достоинств, породил и крупный недостаток компоновки танка: невозможность размещения боекомплекта в башенной нише означает необходимость его укладки в боевом отделении, и предотвращение детонации боеприпасов, не приводящей к гибели экипажа, крайне затруднено. Напомним, что на многих западных машинах в крыше башни оборудованы вышибные панели, а боевое отделение надежно экранировано от боеукладки. Как показал боевой опыт, большинство попаданий бронебойных снарядов в борт Т-72 приводит к взрыву зарядов и полному разрушению танка. Этот изъян может быть исправлен с помощью установки транспортно-заряжающего модуля (проект КБ ОЗТМ) или переделки башни под кормовую нишу с механизированным БК (проект ХКБМ, Т-72-120), но соответствующие мероприятия едва ли могут быть проведены в должном объеме. По сравнению с другими российскими ОБТ Т-72 страдает еще одним специфическим дефектом - размещением в БО 5 выстрелов: по итогам Чечни военные уже планировали отказаться от них (ручное заряжание орудия позволяет достичь скорострельности 1-2 в/мин при оптимальных условиях), однако официального решения не последовало.
Ряд других проблем связан с вооружением. Орудие 2А46М придает снаряду высокую начальную скорость (ее опережают лишь французская ГСП CN-120 и швейцарская 120CTG) и имеет немалый ресурс ствола, но не подлежит принципиальной модернизации - в отличие, например, от германской Rh-120, удлиненной до 55 калибров для модификации "Леопард-2А6" и, кроме того, рассчитано на немного меньшее предельное давление в канале ствола. Из-за финансовых проблем приостановились НИОКР по бронебойным снарядам, а наиболее распространенные в российской армии БПС, по оценкам многих экспертов, не смогут производить поражение лобовой защиты ОБТ потенциального противника. ТУР "Кобра" и "Рефлекс" также не может использоваться для стрельбы по фронтальным зонам бронирования новых боевых машин Запада, а новейшая на данный момент тандемная ТУР "Рефлекс-М" рассчитана в лучшем случае на танки поколения М1А1НА и "Леопард-2А4", улучшение же характеристик ракет сопряжено со множеством ограничений (в первую очередь, длина ракеты и ее БЧ не должна препятствовать ее размещению в механизированной боеукладке АЗ).
й защиты и постановки радиооптических помех, повышение ходовых характеристик за счет замены устаревших двигателей на В-92, установка полноценной СУО и тепловизоров нового поколения типа "Ноктюрн" или ESSA. Некоторые шаги в этом направлении уже предприняты: так, в конце 2003-го года было принято решение о переоборудовании 300 танков до стандарта Т-72М1М. Впрочем, это мероприятие по масштабам не соответствует реальным потребностям российских бронетанковых сил.
Замена Т-72 в силу нынешних финансовых трудностей выполнена быть не может. Вероятным преемником танка может стать "Объект 195", или Т-95 (ОБТ 4-го поколения с лафетной компоновкой), разрабатываемый на Уралвагонзаводе и на данный момент проходящий испытания.
Конверсия возможна в ограниченных масштабах. Российская армия уже располагает БРЭМ, ТМУ, БМО и ИМР на базе Т-72, разработанными еще в советский период, а также некоторым количеством ТОС-1 (тяжелых огнеметных систем). В 2001-2002 гг. на выставке в Нижнем Тагиле демонстрировался еще один вариант конверсии - боевая машина поддержки танков (БМПТ). В 2005 г. на нее был размещен заказ МО на малосерийное производство (хотя заявлено уже не о конверсии, а о строительстве на шасси Т-72Б/Т-90).
За рубежом разработаны и другие типы боевых машин на шасси Т-72. ХБКМ (Украина) предлагает переоборудование танка в тяжелый БТР или БМП, польские предприятия создали серию машин ПВО и САУ ("Лоара", "Краб"); ряд частных военно-промышленных концернов на Западе выпускает артиллерийские башни и системы ПВО, предназначенные для установки в том числе и на российском ОБТ (известен продукт кооперации "Виккерс Дефенс" и LIW - боевое отделение Т6).
Несомненно, Т-72 еще долго будет оставаться на вооружении в армиях многих государств и окончательно выйдет из эксплуатации совсем не скоро.
Категория: Танки | Добавил: nexusmen (17.06.2010)
Просмотров: 5167 | Рейтинг: 3.2/4
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
Поиск
Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz